Экология – одна из ключевых сфер, которая сегодня беспокоит все международное сообщество, учитывая глобальный процесс изменения климата, опустынивание земель и дефицит чистой питьевой воды.

Эти вопросы нашли отражение в 17 Целях в области устойчивого развития ООН.

В частности, Цель №6 говорит о необходимости рационального использования водных ресурсов и доступе к водоснабжению, санитарии и гигиене, Цель №13 - о борьбе с изменением климата, а Цель №15 - о необходимости защиты и восстановления экосистем суши, проведения рационального лесопользования, борьбы с опустыниванием, остановки деградации земель.

Задачи, которые ставят перед собой эти Цели ООН до 2030 года, находятся под большим вопросом в регионе Южного Кавказа вследствие оккупационной политики Армении, которая продолжалась почти 30 лет и нанесла серьезный ущерб экологическому состоянию региона.

Незаконная деятельность на оккупированных территориях и эксплуатация природных ресурсов, помимо экономической составляющей, повлекли за собой целый ряд экологических проблем.

В результате вырубки и сжигания лесов, загрязнения водных ресурсов, уничтожения флоры и фауны, разграбления природных недр в регионе нарушен экологический баланс. Деградация окружающей среды здесь шла столь беспрепятственно, что вызвала беспокойство экологических организаций даже в самой Армении.

Экологическим последствиям незаконной экономической деятельности на ранее оккупированных территориях посвящена отдельная глава в отчете МИД Азербайджана под названием «Незаконная экономическая и иная деятельность на оккупированных территориях Азербайджана».

Международное право классифицирует любую военную оккупацию как временную по своей природе и не предусматривает обретения страной-оккупантом суверенитета над оккупированной территорией, соответственно правовой статус данной территории не меняется в связи с фактом оккупации, говорится в отчете МИД.

У оккупирующей державы нет свободы действий для изменения правовой, социальной и экономической структуры на данной территории, поскольку любая форма аннексии запрещена. Аннексия, ставшая результатом военной агрессии, не может быть признана.

Оккупирующая сторона не должна использовать свою власть для продвижения собственных интересов или удовлетворения интересов своего населения. Не допускается эксплуатация местных жителей, природных ресурсов или других активов территории, находящейся под ее контролем, в собственных интересах», - говорится в отчете, который ссылается на практику международного права.

Однако в случае с Карабахом эти нормы были грубо попраны страной-оккупантом.

Негативное влияние оккупации на экологию отмечалось в различных документах международных структур.

К примеру, в одном из отчетов Азиатского банка развития по Азербайджану говорится, что следствием агрессии стала в том числе и деградация земельных угодий.

Наглядно экологический ущерб региону показан на снимках из космоса, сделанных госкомпанией AzerCosmos и вошедших в отчет под названием « Незаконная деятельность на оккупированных территориях Азербайджана: доказательства со спутников» за 2019 год. Масштаб проводившейся здесь незаконной экономической деятельности свидетельствует о том, что в эту работу были вложены большие международные инвестиции.

После победы Азербайджана в 44-дневной Отечественной войне 27 сентября – 10 ноября 2020 года и восстановления территориальной целостности страны начался процесс оценки ущерба, нанесенного Арменией Азербайджану за годы оккупации в разных сферах жизнедеятельности, в том числе в экологической.

Азербайджан уже заявил, что будет требовать через международные суды возмещения ущерба как со стороны Армении, так и со стороны международных компаний, которые вели незаконный бизнес на ранее оккупированных территориях Азербайджана.

«Незаконная эксплуатация природных богатств – неоспоримый факт. У нас имеются названия компаний. Должен сказать, что если эти компании, незаконно эксплуатировавшие наши золотоносные и другие месторождения, не выплатят компенсацию, то этот вопрос будет передан в суд, и там их ждет позор», - сказал Президент Азербайджана Ильхам Алиев на совещании 6 января 2021 года, посвященном итогам прошедшего года.

Уничтожение биоразнообразия
На всех ранее оккупированных территориях Азербайджана находилось около 260 тыс. гектаров леса, но лесной покров стремительно сокращался в течение последних 30 лет.

Снимки из космоса показывают, что на этих территориях продолжался процесс уничтожения лесных угодий. В частности, зафиксирована масштабная вырубка леса для строительства водоканала в районе Сарсангского водохранилища (Тертерский район).

В отчете МИД АР говорится, что ценные породы деревьев – орех, дуб, эльдарская сосна, хурма и другие деревья, находящиеся под особой охраной, - подвергались вырубке на древесину, которая вывозилась в Армению для производства мебели, бочек и прикладов винтовок. Тысячи гектаров леса были вырублены в связи с эксплуатацией новых рудников. Многие виды деревьев уже давно находятся на грани исчезновения.

Армянские источники, в том числе статистические данные, подтверждают рост незаконной вырубки деревьев на оккупированных территориях, говорится в отчете.

Неслучайно за последние годы мебельная промышленность Армении и показатели экспорта в этой сфере выросли, что наталкивает на мысль о том, что этот процесс связан с использованием лесного ресурса Карабаха, где растут ценные породы деревьев.

По данным Министерства экологии и природных ресурсов Азербайджана, множество видов деревьев и кустарниковых растений Карабаха находится на грани исчезновения. Среди них - тис, стиракс лекарственный, дуб аразский, крылоорешник, восточный платан, гранат обычный, виноград лесной, падуб, самшит, эльдарская сосна, хурма обычная, груша иволистная и др.

Среди более 460 видов дикорастущих и кустарниковых растений региона 70 являются эндемичными, то есть, не растут в естественной природе ни в одной другой части мира.
Среди компаний, занимавшихся вырубкой и незаконной торговлей древесиной на оккупированных ранее территориях, в отчете МИД указывается зарегистрированная в Армении компания Max Wood Ltd., основанная армянином Мгером Багратяном и испанцем Энрике Вивер Камином. В 2000 году Камин провел операцию по сушке древесины в селе Кохб в Тавушской области Армении, что нанесло серьезный ущерб окружающей среде региона в результате вырубки ценных пород деревьев.

Имея непогашенные долги перед лесной службой Армении, на фоне протестов местного населения Камин успешно перевел свой бизнес на оккупированные на тот момент территории Азербайджана. В отчете МИД приводятся слова депутата армянского парламента от правящей в то время Республиканской партии Арутюна Памбукяна, который подтвердил факт того, что Max Wood Ltd при непосредственной поддержке его самого и его друзей достигла беспрецедентных соглашений с несколькими известными европейскими компаниями, такими как Beretta и Browning, об отправке им деревянных деталей для охотничьих ружей, сделанных из коры орехового дерева.

На освобожденных территориях находятся азербайджанские природные заповедники и заказники площадью 43 тыс. гектаров – заповедники Баситчай и Гарагель, заказники Лачин, Губадлы, Аразбойу и Дашалты. До оккупации здесь под охраной находилось множество видов фауны и флоры, включенных в «Красную книгу Азербайджанской Республики», многие из которых уже уничтожены.
По данным главы Службы по охране биоразнообразия Министерства экологии и природных ресурсов АР Арзу Самедовой, на освобожденных территориях находится около 43 тысяч гектаров особо охраняемых природных зон – 2 государственных заповедника и 4 государственных заказника. Вскоре они будут восстановлены, сказала она 11 января 2021 года в интервью агентству Trend. Уже начата работа по оценке ситуации на этих территориях.

Уничтожение лесов в Карабахе и прилегающих к нему районах имело столь крупные масштабы, что эта тема освещалась и в армянских СМИ.

К примеру, издание Hetq в декабре 2019 года отмечало, что в период 2014-2018 годов в непризнанной т.н. «НКР» (сепаратистский режим, созданный Арменией на ранее оккупированных территориях Азербайджана – прим. авт.) было вырублено в 2,3 раза больше леса, чем в самой Армении (175,3 тысячи кубометров – в Армении; 404,8 тысячи кубометров – в Нагорном Карабахе). Только в одном 2017 году в Карабахе было вырублено 102 488 кубометров леса. В ноябре 2018 года Hetq сообщало, что объем вырубки лесов в Карабахе в период 2012-2016 годов также был в 2,3 раза выше чем в Армении.

Умышленные поджоги
На протяжении всех 28 лет оккупации на территории азербайджанских районов, которые армяне называли своим т.н. «поясом безопасности», периодически происходили умышленные поджоги, что приводило к выгоранию земли и лесных массивов. Этот процесс вызывал беспокойство международных организаций еще в начале 2000-х годов.

В соответствии с резолюцией Генассамблеи ООН от 7 сентября 2006 года «Положение на оккупированных территориях Азербайджана» миссия ОБСЕ по оценке экологической ситуации совершила 10-дневный оценочный визит в регион.

В результате было дано заключение об экологическом и экономическом ущербе, нанесенном пожарами, а также об угрозе, которую пожары представляют для здоровья и безопасности людей. Миссия сделала следующий вывод: выжженные территории являются обширными, а воздействие на людей, экономику и окружающую среду – значимым.

Как подсчитали в Министерстве экологии и природных ресурсов Азербайджана, в результате умышленных пожаров на ранее оккупированных территориях в общей сложности сгорело и уничтожено более 110 тысяч гектаров территории. При пожаре вместе с плодородным слоем почвы, травами и кустарниками погибают и все живые организмы.

На снимках AzerCosmos, вошедших в вышеуказанный отчет за 2019 год, зафиксирована выгоревшая территория площадью 26 км2, затрагивающая села Джилан и Буньядлы (Ходжавендский район) и села Халафлы, Хибьярлы, Курдс и Гарар (Джебраильский район). Также имеются снимки выгоревшей территории площадью 347 км2, затронувшей 25 сел в Физулинском районе, протяженностью 22 км с юга на север и 17 км с востока на запад.

Одно из последних сообщений об умышленных поджогах до начала 44-дневной Отечественной войны датируется 4 августа 2020 года. Тогда Карабахское бюро новостного агентства АПА сообщало, что подразделения вооруженных сил Армении подожгли территорию села Гызылы Кенгерли Агдамского района Азербайджана.

Продолжался этот экологический террор и во время Отечественной войны.

30 октября МЧС Азербайджана сообщило, что обстрелу из тяжелых артиллерийских орудий подверглись территории Гейгельского и Геранбойского районов Азербайджана, в результате чего в лесных массивах начался пожар.

Официальные лица и госструктуры Азербайджана неоднократно заявляли о применении армянскими вооруженными силами снарядов с белым фосфором, который, помимо того, что ядовит и оставляет опасные ожоги на коже, еще и приводит к пожарам, которые трудно потушить. Фосфорные боеприпасы – опаснейший вид оружия, который применяется для выжигания территории противника. Обнаружение таких снарядов на прифронтовой линии в течение 44-дневной войны не раз регистрировалось Национальным агентством по разминированию территорий Азербайджана - ANAMA (ныне – Азербайджанское агентство по разминированию).

Применение фосфорных боеприпасов против мирного населения, гражданских объектов, лесов запрещено Протоколом III к Конвенции ООН о конкретных видах обычного оружия (1980 год), а также дополнительными протоколами 1977 года к Женевской конвенции о защите жертв войны (1949 год).

Использование армянской стороной запрещенных фосфорных бомб против мирного населения Азербайджана нашло отражение в официальном письме генерального прокурора Азербайджанской Республики Кямрана Алиева Верховному комиссару ООН по правам человека Мишель Бачелет в середине ноября. Неоднократно сообщал о фактах применения Арменией фосфорных снарядов и помощник Президента Азербайджана Хикмет Гаджиев, предоставляя фотографии и видео.
Умышленные поджоги земли, лесов, домов и инфраструктуры в Карабахе и прилегающих районах приняли крупные масштабы после подписания президентами Азербайджана, России и премьер-министром Армении 10 ноября 2020 года трехстороннего Заявления о полном прекращении боевых действий в Нагорном Карабахе.

Заявление предусматривало возвращение до 1 декабря под полный контроль Азербайджана Кяльбаджарского, Агдамского и Лачинского районов.

Армянским поселенцам, незаконно обосновавшимся на этих исторических азербайджанских землях во время оккупации, было выделено время в несколько недель на то, чтобы собрать имущество и покинуть данные территории.

В течение этого времени они собирали и увозили с собой все, что могли, вплоть до оконных рам, унитазов и линий электропередачи. Древесина вывозилась в крупных объемах грузовиками. То, что не удалось увезти, уничтожали.

Практически каждая семья, уходя, поджигала дом, в котором жила и территорию вокруг него. В Кяльбаджарском и Лачинском районах, которые за годы оккупации были активно заселены пришлым армянским населением, в течение ноября полыхали пожары.
Свидетельством этому могут служить многочисленные репортажи мировых СМИ, которые работали в регионе в этот период. Среди них – репортажи Reuters, BBC, StraitTimes, Euronews, France24, РБК и многих других СМИ.

В Кяльбаджаре была сожжена даже электростанция. Некоторые репортажи зафиксировали забой домашнего скота, который не было возможности увезти с собой.

Также из Кяльбаджара есть кадры, на которых горят сотни пчелиных ульев.

«Чтобы ничего не осталось азербайджанцам», – таким лозунгом руководствовались армянские жители этих ранее оккупированных земель.

Загрязнение и присвоение водных источников региона
Большинство рек, протекающих по территории Азербайджана, берет свое начало в Армении или в Карабахе. Эти водные источники загрязняются отходами различного происхождения. По данным Минэкологии Азербайджана, длительное загрязнение реки Араз привело к вымиранию и сокращению ценных видов рыб.

Отсутствие у Азербайджана контроля над ранее оккупированными территориями в течение почти 30 лет создало трудности и в выполнении взятых на себя обязательств по международным конвенциям. Неприсоединение Армении к Конвенции ООН «О защите и использовании трансграничных водных потоков и международных озер» делает невозможным решение проблем пограничных вод в рамках международных норм, отмечают в Минэкологии.

Семь реликтовых озер экологического значения, расположенных на ранее оккупированных территориях Азербайджана, находятся под большим антропогенным воздействием. По данным Минэкологии АР, под оккупацией находились такие пресноводные ресурсы, как Большой Алагель, Малый Алагель, Залхагель, Гарагель, Джанлыгель, Ишыглы Гарагель на яйлагах Кяльбаджарского и Лачинского районов, а также Гарагель на территории Агдеринского района (Торагачай – приток Тертера).

Под оккупацией долгие годы находились также сеть оросительных каналов протяженностью 6426 км, 185 км коллекторных и дренажных каналов, 1429 артезианских скважин, 539 объектов гидротехнического строительства, 220 ГЭС, 88 насосных станций, а также 8 водохранилищ общим объемом 640 млн м3.

Также на ранее оккупированных армянами территориях расположены 10 водохранилищ, в том числе Сарсангское водохранилище на реке Тертер (в настоящее время находится в зоне ответственности российских миротворцев).

Сарсангское водохранилище вместимостью в 500 млн кубометров предусмотрено для орошения 100 тыс. гектаров посевных территорий на территории Нижнего Карабаха. Однако по причине длительного отсутствия техобслуживания оно находится в аварийном состоянии, что представляет угрозу для 400 тысяч жителей, проживающих в предгорных и центрально-низменных территориях региона.
Азербайджанская сторона неоднократно говорила о том, что Сарсангское водохранилище стало постоянным источником опасности гуманитарной, экологической и техногенной катастрофы.

Усугублял ситуацию и тот факт, что 85-90% годового расхода воды Сарсангского водохранилища армяне преднамеренно выпускали в период, когда вода не так нужна – в зимние месяцы, что приводило к затоплению азербайджанских сел вниз по течению.

Летом же, когда расход воды значительно выше, армяне пропускали лишь 10-15% годовой нормы. Это приводило к острому дефициту воды в селах вниз по течению, что создавало большие проблемы в орошении посевных площадей. В итоге страдало сельское хозяйство, создавалась экологическая напряженность.

Речь идет о воде, для сбора которой в 1970-х годах Азербайджанское государство проделало большую работу – строительство Сарсангского водохранилища было осуществлено за счет республиканского бюджета Советского Азербайджана.

Принимая во внимание данные факты, в 2016 году ПАСЕ приняла резолюцию №2085 о преднамеренном лишении воды азербайджанского населения, проживающего в приграничных районах, в долине низинной части Карабаха. Учитывая серьезность этой гуманитарной проблемы, резолюция требовала от властей Армении прекратить использование водных ресурсов в качестве инструмента политического давления, а также обеспечить доступ в регион независимых инженеров-гидрологов и возможность проведения там исследований.

В резолюции также отмечалось, что водохранилище представляет опасность для всего региона. Ассамблея подчеркивала, что аварийное состояние плотины может привести к крупной катастрофе с огромными человеческими жертвами и, возможно, к новому гуманитарному кризису.

Армения долгие годы игнорировала как требования этой резолюции, так и решения других международных структур.

Отметим, что в настоящее время данная территория находится в зоне ответственности российских миротворцев.

Более того, в начале августа 2020 года лидер марионеточного режима на оккупированных азербайджанских территориях Араик Арутюнян объявил о начале «программы по перемещению вод» Сарсангского водохранилища с целью увеличения орошаемых территорий и увеличения объемов урожая сельхозкультур на территории непризнанной т.н. «НКР». Свое самоуправство на оккупированных территориях он назвал «проектом века».

28 августа 2020 года армянская сторона умышленно перекрыла реку Инджясу, которая берет начало на армянской территории и далее протекает по территории Газахского района Азербайджана. Это привело к значительному сокращению запасов воды в водохранилище в приграничном с Арменией селе Кемерли Газахского района и неминуемой проблеме с орошением сельхозугодий.

В результате контрнаступления, начавшегося 27 сентября, Азербайджанская армия освободила от оккупации поселок Суговушан, что сделало возможным пропуск воды из Суговушанского водохранилища. Как сообщили в Министерстве экологии АР, тем самым предпринят важный шаг для подачи воды в азербайджанские районы, расположенные в низовьях, а также обеспечения экологического баланса.

Расхищение полезных ископаемых
Карабах, находившийся вне зоны контроля Азербайджана в течение многих лет армянской оккупации, представлял собой благодатное поле для незаконной деятельности. Серый бизнес здесь вели как армянские компании, связанные с государственными структурами, так и большое число крупных международных компаний.

Основными направлениями деятельности для них была горнодобывающая промышленность и телекоммуникационный сектор.

И это не удивительно, ведь на освобожденных территориях Азербайджана имеется более 160 залежей различных ценных металлов, в том числе 5 золотоносных месторождений, 7 ртутных, 2 медных, а также 1 месторождение свинца и цинка, 1 месторождение каменного угля, 6 – алебастра, 4 – вермикулита, 1 – сырья для производства соды, 12 залежей цветных и декоративных камней, 21 – облицовочного камня и т.д.

Эти ресурсы некогда имели большое значение для экономического потенциала Азербайджана, однако в течение многих лет оккупации разграблялись армянами и экспортировались за рубеж. В период оккупации азербайджанская сторона была лишена возможности проводить геологические исследования и использовать богатую минерально-сырьевую базу этих земель.

Если до 2002 года в Армении объем добычи золота не превышал 2 тонн, то уже в 2002 году было добыто 3,2 тонны золота. Только в 2003 году с одного месторождения «Союдлу» было добыто 2 тонны, в 2004 году – 2,5 тонны.

Такие данные предоставил в интервью 1news.az в декабре 2017 года Хикмет Гаджиев, в то время возглавлявший пресс-службу МИД Азербайджана, ныне – помощник Президента Азербайджанской Республики.

Наряду с экономическим ущербом, эксплуатация природных ресурсов в Карабахе в период оккупации создала серьезные экологические риски, поскольку незаконные «лицензии» на разработку выдавались компаниям, которые в самой Армении имели плохую экологическую репутацию и ту же хищническую практику переносили на проекты на территории Карабаха, говорится в отчете МИД.

Горнодобывающая промышленность обычно создает сильно загрязненные хвостохранилища, которые требуют специальной очистки. По данным, представленным в отчете за 2016 год, уже на тот период в хвостохранилищах на территории Карабаха находились миллионы тонн отходов, насыщенных тяжелыми металлами и другими опасными веществами. В частности, три хвостохранилища расположены на рудном месторождении возле села Хейвалы (армяне называют его Дрмбоном).

В непосредственной близости от некоторых хвостохранилищ находятся важные водные резервуары, как, к примеру, Сарсангское водохранилище (расположено в непосредственной близости от хвостохранилищ рудника Гызылбулаг).

Хвостохранилище золоторудного месторождения возле села Вежняли в ранее оккупированном Зангиланском районе расположено недалеко от Бешитчайского государственного заповедника.

За 11 лет эксплуатации рудника Гызылбулаг и горно-обогатительного комбината в районе села Хейвалы в двух хвостохранилищах было собрано около 4 млн тонн отходов. При разведке рудника вырублено 20-30 гектаров леса, говорится в отчете.

Незаконная эксплуатация карабахских недр отражена и на спутниковых снимках госкомпании AzerCosmos. Многие из снимков, представленных в отчете за 2019 год, наглядно показывают, что незаконная деятельность велась не только на территории ликвидированной в 1991 году НКАО, но и семи административных районов вокруг него, где армянское население никогда не проживало.

К примеру, среди прочего в отчете есть снимки хвостохранилища, образованного в результате эксплуатации медно-золотого рудника Гызылбулаг в районе села Хейвалы (Кяльбаджарский район), зафиксировано расширение хвостохранилища в результате эксплуатации медно-молибденового месторождения Демирли (Тертерский район), а также вырубка леса в рамках горнодобывающей деятельности в районе села Чардахлы (Тертерский район).
Хвостохранилище, образованное в результате эксплуатации медно-золотого рудника Гызылбулаг в районе села Хейвалы.
Как говорится в отчете МИД, деградация окружающей среды на ранее оккупированных территориях шла столь беспрепятственно и такими быстрыми темпами, что даже экологические организации Армении стали бить тревогу. Среди них Всеармянский экологический фронт (PAEF).

Также в 2012 году армянский журналист Армине Наринян писала о гибели рыбы в Сарсангском водохранилище в результате утечки цианидов с рудника близ Хейвалы.

Район расположен в сейсмоактивной зоне, поэтому в результате возможного землетрясения или некоторых других природных или техногенных катаклизмов токсичные отходы из структурно небезопасных хвостохранилищ при рудниках могут с легкостью просочиться в водохранилище.

В упомянутом выше отчете МИД АР говорится о документально подтвержденных свидетельствах того, что воды рек Сюникского района Армении, загрязненные отходами Капанского горно-обогатительного комбината, Зангезурского медно-молибденового комбината и хвостохранилища «Арцваник», впадают в трансграничную реку Охчучай, которая протекает по Зангиланскому району и впадает в реку Араз, создавая экологические риски для ряда населенных пунктов Азербайджана, расположенных ниже по течению.

Об экологической безответственности при эксплуатации природных недр в Карабахе писали и армянские СМИ. К примеру, издание Hetq в декабре прошло года рассказывало о компании Base Metals – дочерней компании армянского конгломерата Vallex Group, ключевого игрока горнодобывающей индустрии Армении, долгие годы обеспечивавшего до 35% всех отчислений в бюджет вымышленной «НКР».

Base Metals начала разработку Кашенского медно-молибденового рудника недалеко от города Агдере в 2013 году, после того как другие источники меди на территории Карабаха были истощены. Предыдущим проектом компании был рудник золота и меди в 40 км от Кашена – в селе Хейвалы (армянское название – Дрмбон). Рудник был практически полностью истощен за 10 лет эксплуатации.

Ярким примером негативного экологического имиджа компании Vallex Group может послужить история разработки ею месторождения Техут на севере Армении, около границы с Грузией.

Именно нарушение компанией природоохранного законодательства, после многочисленных акций протеста, стало причиной приостановки софинансирования проекта одним из зарубежных кредиторов – в 2017 году Государственное кредитное агентство Дании приняло решение отозвать гарантии экспортных кредитов операторам шахт на месторождении Техут, обвинив частного владельца в несоблюдении экологических стандартов.

В заявлении об отмене кредита для Техутского рудника Государственное кредитное агентство Дании отмечает наличие проблем с загрязнением воды в районе добычи, с сейсмоустойчивостью дамбы хвостохранилища рудника, а также плохие условия труда. Hetq также подчеркивает, что в районе рудника было вырублено около 140 гектаров леса. Издание приводит и слова сотрудника компании Vallex Давида Тадевосяна, который открыто заявил о нескольких случаях, когда вода из хвостохранилища сбрасывалась в реку, что, однако, по его словам, «никак не влекло загрязнения реки».

Председателем группы компаний Vallex является российско-армянский бизнесмен Валерий Межлумян – один из тех бизнес-магнатов, между которыми до недавнего времени были поделены основные доходные сферы в Карабахе. В декабре 2014 года Межлумян был лично награжден бывшим президентом Армении Сержем Саргсяном медалью «За заслуги перед родиной».

В целом, по данным Hetq, горнодобывающая промышленность в 2019 году составила 13,7% ВВП оккупационного режима, или около 47 млрд драмов (97,6 млн долларов). По данным издания Asbarez, карабахские рудники были главным двигателем экономического роста сепаратистского образования в последние несколько лет. Только с января по сентябрь 2017 года был зарегистрирован рост в 7%.

Разграбляя природные богатства, опустошая оккупированные территории Азербайджана и вовлекая в это преступление иностранные компании, Армения стремилась утвердить факт оккупации и подпитывала свои надежды на возможность международного признания оккупационного режима. За счет разработки природных ресурсов Карабаха на протяжении десятилетий обогащалась и сама армянская элита.

Теперь, когда марионеточный режим утратил контроль над территориями, которые ранее держал под оккупацией, а операции Base Metals оказались парализованы, Валерий Межлумян и его «партнеры» по разграблению Карабаха – исполнительный директор Base Metals Артур Мкртумян, инвестор Vallex Group, гражданин Швейцарии Вартан Сирмакес – объявлены в международный розыск по обвинению в незаконной предпринимательской деятельности со стороны Генеральной прокуратуры Азербайджана.

Захоронение радиоактивных отходов
Данные последних лет говорят о растущей роли Армении в контрабанде ядерных и радиоактивных материалов, а также отходов ядерного топлива, что повышает вероятность захоронения радиоактивных отходов на ранее оккупированных территориях в «серой зоне», до недавнего времени находившейся вне контроля Азербайджана.

Группы, занимавшиеся контрабандой радиоактивных материалов с участием граждан Армении, неоднократно подвергались разоблачению в соседних странах, в частности, на границе с Грузией. Один из таких случаев произошел в ноябре 2011 года, когда армянские спецслужбы арестовали четырех человек, продавших иностранному покупателю радиоактивный элемент стронций, который может быть использован при создании «грязной бомбы». Еще двое армян были арестованы по схожему делу в апреле 2012-го.

В 2010 году лица армянской национальности были арестованы по обвинению в контрабанде обогащенного урана в Грузии. В том же году грузинская полиция арестовала еще четырех человек по подозрению в попытке продать радиоактивное вещество цезий-137 – один из основных компонентов радиоактивного загрязнения биосферы. По данным на 2016 год, в тюрьмах Грузии содержались пятеро армян, обвиненных в контрабанде радиоактивных веществ.

Незаконный оборот ядерных материалов представляет угрозу не только региону, но и всему миру из-за риска их использования при разработке дешевого аналога ядерного оружия. В период 44-дневной Отечественной войны в Армении неоднократно звучали призывы использовать радиоактивные отходы от Мецаморской атомной станции в военных целях против Азербайджана.

В начале ноября 2020 года армянский политолог, председатель центра «Партнерство для демократии» Степан Даниэлян предложил разнести по Карабаху отходы атомной электростанции Мецамора. В конце того же месяца на странице армянского издания Asbarez была опубликована статья, автор которой Степан Алтунян рассуждал о том, что пора применить против Азербайджана «грязные бомбы» и «превратить Баку в радиоактивную пустошь».

Обсуждения продолжились и после достижения соглашения о полном прекращении боевых действий.

12 января 2021 года возможности использования радиоактивных отходов Мецаморской атомной электростанции в военных целях против Азербайджана стали темой обсуждения на более высоком уровне – на заседании парламентской комиссии Армении по региональным вопросам и евразийской интеграции, сообщало армянское издание News.am.

Технической возможностью такого варианта действий поинтересовался депутат от партии «Процветающая Армения» Микаел Мелкумян, возглавляющий вышеупомянутую комиссию. В ответ замминистра территориального управления и инфраструктуры Армении Акоп Варданян заявил, что теоретически это всегда возможно, пояснив, что в данном случае речь может идти лишь о радиоактивном топливе, которое хранится на сухих складах. При этом замминистра затруднился ответить на вопрос, способна ли Армения осуществить технологический прорыв для реализации указанной цели.

Армянская сторона за годы оккупации не предоставляла странам-соседям никакой информации касательно способа и места захоронения ядерных отходов. Этот факт не позволяет исключить, что захоронение могло происходить на территории Карабаха как серой зоны вне международного права.

Мецаморская атомная электростанция в Армении, которая является источником радиоактивных отходов, сама по себе вызывает опасения у всего международного сообщества, поскольку давно устарела по своим техническим характеристикам (построена в 1976 году). Евросоюз неоднократно выражал обеспокоенность по этому поводу и предлагал постепенный вывод АЭС из эксплуатации в счет компенсации. Этот пункт является и одним из приоритетных целей Плана действий стран Восточного партнерства ЕС.

В статье №42 Соглашения о расширенном и всеобъемлющем партнерстве между Арменией и ЕС от 2017 года среди условий сотрудничества в энергетической сфере упоминается необходимость закрытия и безопасного вывода из эксплуатации Мецаморской АЭС для обеспечения энергетической безопасности региона. В документах ЕС отмечалось, что АЭС в Армении невозможно модернизировать до соответствия международным требованиям ядерной безопасности.

Опасности эксплуатации устаревшей Мецаморской АЭС посвящена статья в научном журнале National Geographic от апреля 2011 года.
Отмечается, что в случае чрезвычайного происшествия на станции серьезно пострадает не только Армения, но и страны Южного Кавказа и Ближнего Востока, учитывая, что АЭС расположена в 120 км от Азербайджана и Грузии, в 60 км от Ирана и всего в 16 км от Турции. Увеличивает риски и локация станции в сейсмически активной зоне.

Правительство Армении до сих пор не предприняло каких-либо действий в этом направлении – срок эксплуатации АЭС продлен до 2026 года, а эксплуатация планируется до 2046 года.

Таким образом, Армения продолжает ставить под угрозу экологическую безопасность всего региона.

Рекомендуем к прочтению: