Planning Your Gap Year Abroad
TRAVEL GUIDE
The hard truth about volunteering
About Our Methods
We are Amsterdam-based marketing consultants specializing in fitness and sports brands. We are constantly in touch with the markets of tomorrow and build business proposals for growing companies. We are currently open to job offers.
Аяз Ахмадов,
Директор, Digitalks Data Agency
Давид Хрипунов
CTO, Digitalks Data Agency
Самир Гусейнов
Креативный директор, Digitalks Data Agency
Партнеры
Над проектом работали:
Рахман Гаджиев
Председатель Правления Фонда Возрождения Карабаха
Руководитель проекта
Фархад Мамедов
Доктор философии по философии
Главный консультант
Ильгар Нифталиев
Доктор философии по истории, доцент
Консультант проекта, автор статей
Фархад Джаббаров
Доктор философии по истории, ученый секретарь Национального музея истории Азербайджана
Консультант проекта, автор статей
Заур Гаджиев
Специалист по SMM и контент менеджменту
Контент менеджер, работа в фотоархивах
Елена Велиева
Журналист
Автор статей
Эльшан Рустамов
Журналист
Консультант проекта, работа в фотоархивах
Фарида Багирова
Журналист
Автор статей
Layihə üzərində çalışdılar:
Rəhman Hacıyev
Qarabağ Dirçəliş Fondunun İdarə Heyətinin sədri
Layihə rəhbəri
Fərhad Məmmədov
Fəlsəfə üzrə fəlsəfə doktoru
Baş məsləhətçi
İlqar Niftəliyev
Tarix üzrə fəlsəfə doktoru, dosent
Layihə üzrə məsləhətçi, məqalələrin müəllifi
Fərhad Cabbarov
Tarix üzrə fəlsəfə doktoru, Milli Azərbaycan Tarixi Muzeyinin elmi katibi
Layihə üzrə məsləhətçi, məqalələrin müəllifi
Zaur Hacıyev
SMM və kontent üzrə idarəetmə mütəxəssisi
Kontent meneceri, foto arxivlərdə iş
Yelena Vəliyeva
Jurnalist
Məqalələrin müəllifi
Elşən Rüstəmov
Jurnalist
Layihə üzrə məsləhətçi, foto arxivlərdə iş
Fəridə Bağırova
Jurnalist
Məqalələrin müəllifi
Our team:
Rahman Hajiyev
Chairman of the Executive Board of Karabakh Revival Fund
Project manager
Farhad Mammadov
PhD in philosophy
Leading consultant
Ilgar Niftaliyev
PhD in history, docent
Consultant, author of articles
Farhad Jabbarov
PhD in history, Scientific Secretary of the National Museum of History of Azerbaijan
Consultant, author of articles
Zaur Hajiyev
SMM and content management specialist
Content management, research in photo archives
Yelena Valiyeva
Journalist
Author of articles
Elshan Rustamov
Journalist
Consultant, research in photo archives
Farida Bagirova
Journalist
Author of articles
About our company
Professional photography, set design, top-notch photo editing and retouching
My name is Courtney, I am a photographer based in Berlin. I specialize in portraits, studio photography, and documentary photography.
Partners:
AZERTAC
Azerbaijan State News Agency
Photos
AZTV
Azerbaijan Television and Radio Broadcasting CJSC
Video
Digitalks
Web studio
Design and website development
1112
4444
Алеппо
Битва за Алеппо — вооружённое противостояние за контроль над городом Алеппо и его окрестностями, развернувшееся в 2012—2016 годах в ходе гражданской войны в Сирии.

Будучи крупнейшим городом страны по населению и до войны считавшийся «экономической столицей Сирии», Алеппо рассматривался сторонами конфликта и экспертами как имеющий большое стратегическое и политическое значение, а сами бои за него как решающая часть войны.

Это обусловило затяжной и ожесточённый характер боевых действий, которые привели к массовым разрушениям городской инфраструктуры и большим потерям среди мирного населения.

СТАЛИНГРАД
Сталинградская битва - одно из важнейших генеральных сражений Второй мировой и Великой Отечественной войн между Красной армией и вермахтом при поддержке армий стран «оси», закончившееся победой Вооружённых сил СССР.

Овладение Сталинградом было очень важным для Гитлера так как Сталинград находился на берегу Волги, по которой и вдоль которой пролегали стратегически важные транспортные пути, соединявшие Центр России с южными областями СССР, в том числе Кавказом.

Захват Сталинграда позволил бы Германии перерезать жизненно необходимые для СССР водные и наземные транспортные коммуникации, надёжно прикрыть левый фланг наступающих на Кавказ сил и создать серьёзные затруднения со снабжением для противостоявших им частям Красной армии.

Наконец, захват города, носившего имя Сталина — главного врага Гитлера, стал бы также и идеологической победой Германии, воодушевив солдат и население Рейха.

Затяжной характер битвы за Сталинград обусловил огромное количество человеческих потерь и разрушений архитектуры города.

ЛЕВЕН
Город Левен - один из университетских центров Бельгии, главный город провинции Фламандский Брабант. Расположен к востоку от Брюсселя на реке Диль.

В конце августа 1914 года в ходе Первой Мировой войны немцы устроили настоящий погром в этом городе, который считается «бельгийском Оксфордом», культурным центром страны.

К 11 часам утра 27 августа город был мёртв. Его оглашали уже не выстрелы, а треск пламени в гигантских кострах на улицах. В довершение всего, германская артиллерия открыла огонь по городской застройке. Правда, на неё успели упасть только 10 снарядов – основные разрушения вызвал пожар.

За три дня немцы расстреляли 248 ни в чём не повинных людей, разрушили 1120 зданий и сожгли на кострах примерно 230 000 книг из уникальной университетской библиотеки.

Бесчинства немцев в Лёвене вызвали волну возмущения в европейских странах и США. В появившихся публикациях отмечалось, что немцы на этот раз подняли руку не только на мирных жителей, но и на культурные ценности. Британские газеты в те дни выходили под заголовками: «Полное уничтожение Лёвена», «Ужасные примеры варварства», и т.д.

САРАЕВО
Осада Сараева — осада в течение почти четырёх лет столицы Боснии и Герцеговины сначала подразделениями Югославской народной армии, а затем Армией Республики Сербской.

Осада началась 5 апреля 1992 года и закончилась снятием осады 29 февраля 1996 года согласно Дейтонским соглашениям.

Во время осады Сараева сербские военные и паравоенные формирования совершили ряд преступлений против мирного населения. Данные преступления фигурировали в качестве обвинений на процессах Международного трибунала по бывшей Югославии против сербских генералов Станислава Галича и Драгомира Милошевича. Помимо них за преступления против мусульман и хорватов в Сараеве боснийским судом был осуждён Веселин Влахович.

Международный трибунал предъявил генералу Ратко Младичу обвинение в том, что подчинённые ему сербские силы, занимавшие возвышенности вокруг города, обстреливали Сараево и в том числе с помощью снайперского огня целенаправленно убивали, ранили и терроризировали гражданское население.

За время осады городу был нанесен колоссальный ущерб.

Рекомендуем
100 Ideas that changed graphic design
Visual communication takes place through pictures, graphs and charts, as well as through signs, signals and symbols. It may be used either independently.
Learn more
How to be a graphic designer
Cultural perspective involves identity of symbols. The uses of words that are related with the image, the use of heroes in the image, etc.
Learn more
Critical writings on graphic design
The view of images in the critical perspective is when the viewers criticise the images, but the critics have been made in interests of the society.
Learn more
Critical writings on graphic design
The view of images in the critical perspective is when the viewers criticise the images, but the critics have been made in interests of the society.
Learn more
Экология – одна из ключевых сфер, которая сегодня беспокоит все международное сообщество, учитывая глобальный процесс изменения климата, опустынивание земель и дефицит чистой питьевой воды.

Эти вопросы нашли отражение в 17 Целях в области устойчивого развития ООН.

В частности, Цель №6 говорит о необходимости рационального использования водных ресурсов и доступе к водоснабжению, санитарии и гигиене, Цель №13 - о борьбе с изменением климата, а Цель №15 - о необходимости защиты и восстановления экосистем суши, проведения рационального лесопользования, борьбы с опустыниванием, остановки деградации земель.

Задачи, которые ставят перед собой эти Цели ООН до 2030 года, находятся под большим вопросом в регионе Южного Кавказа вследствие оккупационной политики Армении, которая продолжалась почти 30 лет и нанесла серьезный ущерб экологическому состоянию региона.

Незаконная деятельность на оккупированных территориях и эксплуатация природных ресурсов, помимо экономической составляющей, повлекли за собой целый ряд экологических проблем.

В результате вырубки и сжигания лесов, загрязнения водных ресурсов, уничтожения флоры и фауны, разграбления природных недр в регионе нарушен экологический баланс. Деградация окружающей среды здесь шла столь беспрепятственно, что вызвала беспокойство экологических организаций даже в самой Армении.

Экологическим последствиям незаконной экономической деятельности на ранее оккупированных территориях посвящена отдельная глава в отчете МИД Азербайджана под названием «Незаконная экономическая и иная деятельность на оккупированных территориях Азербайджана».

Международное право классифицирует любую военную оккупацию как временную по своей природе и не предусматривает обретения страной-оккупантом суверенитета над оккупированной территорией, соответственно правовой статус данной территории не меняется в связи с фактом оккупации, говорится в отчете МИД.

У оккупирующей державы нет свободы действий для изменения правовой, социальной и экономической структуры на данной территории, поскольку любая форма аннексии запрещена. Аннексия, ставшая результатом военной агрессии, не может быть признана.

Оккупирующая сторона не должна использовать свою власть для продвижения собственных интересов или удовлетворения интересов своего населения. Не допускается эксплуатация местных жителей, природных ресурсов или других активов территории, находящейся под ее контролем, в собственных интересах», - говорится в отчете, который ссылается на практику международного права.

Однако в случае с Карабахом эти нормы были грубо попраны страной-оккупантом.

Негативное влияние оккупации на экологию отмечалось в различных документах международных структур.

К примеру, в одном из отчетов Азиатского банка развития по Азербайджану говорится, что следствием агрессии стала в том числе и деградация земельных угодий.

Наглядно экологический ущерб региону показан на снимках из космоса, сделанных госкомпанией AzerCosmos и вошедших в отчет под названием « Незаконная деятельность на оккупированных территориях Азербайджана: доказательства со спутников» за 2019 год. Масштаб проводившейся здесь незаконной экономической деятельности свидетельствует о том, что в эту работу были вложены большие международные инвестиции.

После победы Азербайджана в 44-дневной Отечественной войне 27 сентября – 10 ноября 2020 года и восстановления территориальной целостности страны начался процесс оценки ущерба, нанесенного Арменией Азербайджану за годы оккупации в разных сферах жизнедеятельности, в том числе в экологической.

Азербайджан уже заявил, что будет требовать через международные суды возмещения ущерба как со стороны Армении, так и со стороны международных компаний, которые вели незаконный бизнес на ранее оккупированных территориях Азербайджана.

«Незаконная эксплуатация природных богатств – неоспоримый факт. У нас имеются названия компаний. Должен сказать, что если эти компании, незаконно эксплуатировавшие наши золотоносные и другие месторождения, не выплатят компенсацию, то этот вопрос будет передан в суд, и там их ждет позор», - сказал Президент Азербайджана Ильхам Алиев на совещании 6 января 2021 года, посвященном итогам прошедшего года.
СЕЛА И ГОРОДА-МУЧЕНИКИ КАРАБАХА
Первая карабахская война начала 1990-х годов между Арменией и Азербайджаном и последовавшая за ней почти 30-летняя оккупация Нагорного Карабаха и семи прилегающих к нему районов Азербайджана со стороны Армении превратили десятки азербайджанских сел и городов в развалины.

Однако если некоторые из захваченных населенных пунктов армянская сторона использовала для жизни, некоторые – для размещения своих военных, то ряд городов был попросту разрушен, а впоследствии разобран до последнего камня в качестве стройматериала.

Победа Азербайджана в Отечественной войне не только положила конец армянской оккупации этих территорий, но и обнажила ее варварскую сущность. В настоящее время соответствующими государственными структурами проводится оценка материального ущерба, нанесенного оккупантами городам и селам Азербайджана. В будущем эти данные лягут в основу соответствующих судебных исков, согласно которым азербайджанская сторона будет добиваться возмещения Арменией нанесенного многомиллиардного ущерба.

В разделе «УРБИЦИД» сайта Центра «Карабах» можно с фотоснимками сотен населенных пунктов, пострадавших или стертых с лица земли армянскими оккупантами. Ниже представлены фотографии Агдама, г.Шуша и Физули, которым был также нанесен колоссальный ущерб и которые стоят в одном ряду со Сталинградом, Левеном, Сараево, Алеппо и другими городами-мучениками, пострадавшими от варварских действий противника.

АГДАМ
ШУША
Воспоминания Иды Дюар Дьюри, жены британского офицера военной миссии в Тифлисе, невольно ставшей свидетельницей жестокой расправы над азербайджанским населением Баку:

«Я обмерла. Без всякого предупреждения большевики вдруг остановились и выстрелили пленникам в головы»

Читать дальше..
В 1918 г., когда германские войска подтягивали свои силы к Тифлису, жен представителей союзников отправили в кажущийся на тот момент безопасный Баку. Ида Дьюри остановилась в отеле «Европа» и с нетерпением ждала весточки от мужа, стоя у окна своей спальни. Тут ее внимание привлекла внезапная пальба, доносившаяся с улицы. Все свои переживания Дьюри описала в своем письме родным – о том, как снаряды, выпущенные с канонерских лодок, сотрясали город, как уличные бои то затихали, то вспыхивали с новой силой.

Номер отеля Дьюри снимала вместе с другой англичанкой.

«Любопытство и волнение заставляли нас столь опрометчиво проводить большую часть дня у окна, - пишет она. - В номере отеля приглушен свет. Сквозь узкие щели между ставнями открывается хороший обзор. Блеск ружейных стволов отсвечивается в окнах дома напротив отеля. Военные, расположившись на крыше отеля, беспрерывно стреляют по позициям противника из пулемета Максима».

Сам отель, продолжала она, «имел вид ужасный и заброшенный. Темный, закрытый ставнями холл был забит напуганными людьми, которые при малейшей тревоге бросались вверх по лестнице».

Отель был расположен в той части города, которая удерживалась большевиками.

«Вспотевшие, краснолицые, запыхавшиеся» солдаты носились по улице, «хриплыми голосами передавая по полевому телефону срочные приказы».

Напротив отеля размещался госпиталь Шведского Красного Креста, битком набитый ранеными немецкими и австрийскими военнопленными с Восточного фронта. Теперь персонал госпиталя столкнулся и с местными жертвами.

«Каждые несколько минут в госпиталь вносили на руках убитых или тяжело раненных. Впервые в жизни я увидела обожженные, залитые кровью лица, с почерневшими от пороха растрепанными и стоявшими дыбом волосами». Их лица напомнили ей лики мертвецов, которые она «видела давным-давно на огромных батальных картинах в музее в Версальском дворце».

Внезапно раздавшаяся стрельба напугала одного прибывшего раненого и тех, кто оказывал ему помощь.

По всей видимости, все раненые, доставленные в госпиталь Шведского Красного Креста, были большевиками или армянами. Ида Дьюри пишет о жертвах среди мусульман лишь в упоминании о повсеместно разбросанных по улицам телах погибших азербайджанцев.

И впрямь, специальные большевистские отряды поисковиков периодически прочесывали отель, где проживала Ида, «в поисках ускользнувших азербайджанцев». Ида наблюдала из окна за тем, как двух мусульман, спрятавшихся в отеле, большевики грубо вытолкнули на улицу.

«Я обмерла. Без всякого предупреждения большевики вдруг остановились и выстрелили пленникам в головы». Затем палачи сорвали с несчастных ботинки, а трупы сбросили в сточную канаву, где они пролежали около двух дней.

Время от времени сотрудникам госпиталя приходилось отмывать замызганный кровью главный вход в госпиталь. Вскоре никто уже не обращал внимания на лужи крови, поскольку раненых привозили все больше и больше.

Среди санитаров-носильщиков угадывались немецкие и австрийские военнопленные, «которые безукоризненно выполняли свою работу». Несмотря на уличные бои, нескончаемым потоком по улицам проходили мужчины и женщины с баулами вещей и детьми на руках.

Можно было увидеть, как некоторые солдаты помогали дамам почтенного возраста, явно из светского общества. С одной юной леди случилась истерика, и солдаты привели ее в отель, чтобы она могла прийти в себя. Через какое-то время за ней приехали пожилые родители, в полном расстройстве чувств, «умоляя ее потерпеть».

Вооруженные конвоиры, держа на штыках белые флаги, вели по улицам заключенных-азербайджанцев.

К этому времени повсюду ощущалась острая нехватка еды, ресторан гостиницы давно перестал работать. Все магазины были разгромлены и разграблены. Ида Дьюри заметила, как солдат, которому была поручена охрана отеля, «перебежал через улицу и вынес какие-то продукты из соседней бакалейной лавки». Вернувшись в отель, солдат великодушно предложил несколько сконфуженной Иде попробовать сворованные им печенья.

Ида Дьюри мрачно наблюдала из окна отеля, как собирали разбросанные по улицам трупы, бесцеремонно скидывая их на телеги.

«Солдаты грубо обыскивали убитых, забирая их блокноты и бумаги, пропитанные кровью, - писала она. - Иногда трупы почти полностью раздевали. Руки мародеров были по локоть в крови».

Уличные бои приостановились, однако жильцы отеля все еще не могли прийти в себя от шока. На улицах мусульманского квартала бушевали пожары, подгоняемые сорвавшимся ураганным ветром.

Ида Дьюри услышала, как кто-то в отеле сказал, что пожары были умышленно спровоцированы большевиками и армянами, чтобы изгнать оставшихся в живых мусульман с их позиций. В случае если ветер резко поменяет направление и подует с севера, их отель окажется на пути огня.

Совершенно измотанные событиями последних дней и ночей, жильцы отеля начали в спешке паковать чемоданы в надежде найти пристанище у моря.

«До полуночи, - писала она, - мы наблюдали, как совсем близко от отеля пожарная стихия то утихала, то разгоралась с новой силой. Затем постепенно ветер пошел на убыль. Через некоторое время мы осознали, что опасность миновала».

Пройдет еще два месяца, прежде чем Иде Дьюри удастся воссоединиться с мужем во Владикавказе, в 100 милях к северу от Тифлиса, где дислоцировалась британская военная миссия. История приключений Иды Дьюри на этом не закончилась. Большевики взяли в плен членов британской военной миссии. Иде удалось бежать из плена по поддельным документам.

Источник:

«Подобно тлеющему костру. Заговор с целью свержения правительства Британской империи»

(Like Hidden Fire: The Plot to Bring Down the British Empire)

Автор: Питер Хопкирк (Peter Hopkirk)

Незаконная деятельность на оккупированных территориях и эксплуатация природных ресурсов, помимо экономической составляющей, повлекла за собой целый ряд экологических проблем.
В результате вырубки и сжигания лесов, загрязнения водных ресурсов, уничтожения флоры и фауны, разграбления природных недр в регионе нарушен экологический баланс.
Деградация окружающей среды здесь шла столь беспрепятственно, что вызвала беспокойство экологических организаций даже в самой Армении.
Экологическим последствиям незаконной экономической деятельности на ранее оккупированных территориях посвящена отдельная глава в отчете МИД Азербайджана под названием «Незаконная экономическая и другая деятельность на оккупированных территориях Азербайджана».
Международное право классифицирует любую военную оккупацию как временную по своей природе и не предусматривает обретения страной-оккупантом суверенитета над оккупированной территорией, соответственно правовой статус данной территории не меняется в связи с фактом оккупации, говорится в отчёте МИД.

«У оккупирующей державы нет свободы действий для изменения правовой, социальной и экономической структуры на данной территории, поскольку любая форма аннексии запрещена. Аннексия, ставшая результатом военной агрессии, не может быть признана.

Оккупирующая сторона не должна использовать свою власть для продвижения собственных интересов или удовлетворения интересов своего населения. Не допускается эксплуатация местных жителей, природных ресурсов или других активов территории, находящейся под ее контролем, в собственных интересах», - говорится в отчете, который ссылается на практику международного права.

Однако в случае с Нагорным Карабахом эти нормы были грубо попраны страной-оккупантом.
Наглядно экологический ущерб региону показан на снимках из космоса, сделанных госкомпанией Azercosmos и вошедших в отчёт под названием «Незаконная деятельность на оккупированных территориях Азербайджана: доказательства со спутников» за 2019 год. Масштаб проводившейся здесь незаконной экономической деятельности свидетельствует о том, что в эту работу были вложены большие международные инвестиции.
После победы Азербайджана в 44-дневной Отечественной войне 27 сентября – 9 ноября 2020 года и возвращения 7 прилегающих к Нагорному Карабаху районов начался процесс оценки ущерба, нанесенного Арменией Азербайджану за годы оккупации в разных сферах жизнедеятельности, в том числе в экологической.

Азербайджан уже заявил, что будет требовать через международные суды возмещения ущерба, как со стороны Армении, так и со стороны международных компаний, которые вели незаконный бизнес на ранее оккупированных территориях Азербайджана.
«Наши, – рассказывал О.Апресян, – начали стучаться в дома тюрков, но не получили никакого ответа. Тогда они взломали двери, и в домах началась резня, длившаяся до убийства последнего тюрка. На протяжении всей этой страшной ночи я в ужасе и страхе спрятался в угол и закрыл уши, чтобы не слышать диких криков наших и воплей несчастных жертв. С рассветом мы увидели, что дело завершилось» [1] .

[1] Quliyev V. Azərbaycanda erməni zülmü. Bakı, 2001, s. 34.



О.Апресян
Уроженец Карабаха
Уничтожение биоразнообразия
На всех ранее оккупированных территориях Азербайджана находилось около 260 тыс. гектаров леса, но лесной покров стремительно сокращался в течение последних 30 лет.
Снимки из космоса показывают, что на этих территориях продолжался процесс уничтожения лесных угодий. В частности, зафиксирована масштабная вырубка леса для строительства водоканала в районе Сарсангского водохранилища (Тертерский район).
В отчете МИД АР говорится, что ценные породы деревьев – орех, дуб, эльдарская сосна, хурма и другие, находящиеся под особой охраной деревья, подвергались вырубке на древесину, которая вывозилась в Армению для производства мебели, бочек и прикладов винтовок. Тысячи гектаров леса были вырублены в связи с эксплуатацией новых рудников. Многие виды деревьев уже давно находятся на грани исчезновения.
Армянские источники, в том числе статистические данные, подтверждают рост незаконной вырубки деревьев на оккупированных территориях, говорится в отчете.
Армянские источники, в том числе статистические данные, подтверждают рост незаконной вырубки деревьев на оккупированных территориях, говорится в отчете.

Неслучайно за последние годы мебельная промышленность Армении и показатели экспорта в этой сфере выросли, что наталкивает на мысль о том, что этот процесс связан с использованием лесного ресурса Карабаха и прилегающих к нему районов, где растут ценные породы деревьев.

По данным Министерства экологии и природных ресурсов Азербайджана, множество видов деревьев и кустарниковых растений Карабаха находятся на грани исчезновения. Среди них тис, стиракс лекарственный, дуб аразский, крылоорешник, восточный платан, гранат обычный, виноград лесной, падуб, самшит, эльдарская сосна, хурма обычная, груша иволистная и др.
Среди более 460 видов дикорастущих и кустарниковых растений региона 70 являются эндемичными, то есть, не растут в естественной природе ни в одной другой части мира.

Среди компаний, занимавшихся вырубкой и незаконной торговлей древесиной на оккупированных ранее территориях, в отчете МИД называется зарегистрированная в Армении компания Max Wood Ltd., основанная армянином Мгером Багратяном и испанцем Энрике Вивер Камином. В 2000 году Камин провел операцию по сушке древесины в селе Кохб в Тавушской области Армении, что нанесло серьезный ущерб окружающей среде региона в результате вырубки ценных пород деревьев.

Имея непогашенные долги перед лесной службой Армении и на фоне протестов местного населения, Камин успешно перевел свой бизнес на ранее оккупированные территории Азербайджана. В отчете МИД приводятся слова депутата армянского парламента от правящей в то время Республиканской партии Арутюна Памбукяна, который подтвердил факт того, что Max Wood Ltd при непосредственной поддержке его самого и его друзей достигла беспрецедентных соглашений с несколькими известными европейскими компаниями, такими как Beretta и Browning, об отправке им деревянных деталей для охотничьих ружей, сделанных из коры орехового дерева.

На ранее оккупированных территориях находятся азербайджанские природные заповедники и заказники площадью 43 тыс. гектаров – заповедники Баситчай и Гарагель, заказники Лачин, Губадлы, Аразбойу и Дашалты. До оккупации здесь под охраной находилось множество видов фауны и флоры, включенных в «Красную книгу Азербайджанской Республики», многие из которых уже уничтожены.

По данным главы Службы по охране биоразнообразия Министерства экологии и природных ресурсов АР Арзу Самедовой, на освобожденных территориях находятся около 43 тысяч гектаров особо охраняемых природных зон – 2 государственных заповедника и 4 государственных заказника. Вскоре они будут восстановлены, сказала она 11 января 2021 года в интервью агентству Trend. Уже начата работа по оценке ситуации на этих территориях.

Уничтожение леса в Карабахе и прилегающих к нему районах имело столь крупные масштабы, что эта тема освещалась и в армянских СМИ.

К примеру, издание Hetq в декабре 2019 года отмечало, что в период 2014-2018 годов в т.н. непризнанной «НКР» было вырублено в 2,3 раза больше леса, чем в самой Армении (175,3 тысячи кубометров – в Армении; 404,8 тысячи кубометров – в Нагорном Карабахе). Только в одном 2017 году в Карабахе было вырублено 102.488 кубометров леса. В ноябре 2018 года Hetq сообщало, что объем вырубки лесов в Карабахе в период 2012-2016 годов также был в 2,3 раза выше чем в Армении.

Умышленные поджоги
На протяжении всех 28 лет оккупации на территории азербайджанских районов, которые армяне называли своим т.н. «поясом безопасности», периодически происходили умышленные поджоги, что приводило к выгоранию земли и лесных массивов. Этот процесс вызывал беспокойство международных организаций еще в начале 2000-х годов.

В соответствии с резолюцией Генассамблеи ООН от 7 сентября 2006 года «Положение на оккупированных территориях Азербайджана» миссия ОБСЕ по оценке экологической ситуации совершила 10-дневный оценочный визит в регион.

В результате было дано заключение об экологическом и экономическом ущербе, нанесённом пожарами, а также об угрозе, которую пожары представляют для здоровья и безопасности людей. Миссия сделала следующий вывод: выжженные территории являются обширными, а воздействие на людей, экономику и окружающую среду – значимым.


Умышленные поджоги земли, лесов, домов и инфраструктуры в Карабахе и прилегающих районах приняли крупные масштабы после подписания президентами Азербайджана, России и премьер-министром Армении 10 ноября 2020-го года трехстороннего Заявления о полном прекращении боевых действий в Нагорном Карабахе.

Заявление предусматривало возвращение до 1 декабря под полный контроль Азербайджана Кяльбаджарского, Агдамского и Лачинского районов.
Армянским поселенцам, незаконно обосновавшимся на этих исторических азербайджанских землях во время оккупации, было выделено время в несколько недель на то, чтобы собрать имущество и покинуть данные территории.

В течение этого времени они собирали и увозили с собой все, что могли, вплоть до оконных рам, унитазов и линий электропередачи. Древесина вывозилась в крупных объемах грузовиками. То, что не удалось увезти, уничтожали.

Практически каждая семья, уходя, поджигала свой дом и территорию вокруг него. В Кяльбаджарском и Лачинском районах, которые за годы оккупации были активно заселены пришлым армянским населением, в течение ноября полыхали пожары.

Свидетельством этому могут служить многочисленные репортажи мировых СМИ, которые работали в регионе в этот период. Среди них – репортажи Reuters, BBC, StraitTimes, Euronews, France24, РБК и многих других СМИ.
В Кяльбаджаре была сожжена даже электростанция. Некоторые репортажи зафиксировали забой домашнего скота, который не было возможности увезти с собой.

Также из Кяльбаджара есть кадры, на которых горят сотни пчелиных ульев.

«Чтобы ничего не осталось азербайджанцам», – таким лозунгом руководствовались армянские жители этих ранее оккупированных земель.

Загрязнение и присвоение водных источников региона
Большинство рек, протекающих по территории Азербайджана, берет свое начало в Армении или в Нагорном Карабахе. Эти водные источники загрязняются отходами различного происхождения. По данным Минэкологии Азербайджана, длительное загрязнение реки Араз привело к вымиранию и сокращению ценных видов рыб.
Отсутствие у Азербайджана контроля над ранее оккупированными территориями в течение почти 30 лет создало трудности и в выполнении взятых на себя обязательств по международным конвенциям. Неприсоединение Армении к Конвенции ООН «О защите и использовании трансграничных водных потоков и международных озер» делает невозможным решение проблем пограничных вод в рамках международных норм, отмечают в Минэкологии.

Семь реликтовых озер экологического значения, расположенные на ранее оккупированных территориях Азербайджана, находятся под большим антропогенным воздействием. По данным Минэкологии АР, под оккупацией находились такие пресноводные ресурсы, как Большой Алагель, Малый Алагель, Залхагель, Гарагель, Джанлыгель, Ишыглы Гарагель на яйлагах Кяльбаджарского и Лачинского районов, а также Гарагель на территории Агдеринского района (Торагачай – приток Тертера).
Под оккупацией долгие годы находились также сеть оросительных каналов протяженностью 6426 км, 185 км коллекторных и дренажных каналов, 1429 артезианских скважин, 539 объектов гидротехнического строительства, 220 ГЭС, 88 насосных станций, а также 8 водохранилищ общим объемом 640 млн м3.

Также на ранее оккупированных армянами территориях расположены 10 водохранилищ, в том числе Сарсангское водохранилище на реке Тертер (в настоящее время находится в зоне ответственности российских миротворцев).

Сарсангское водохранилище вместимостью в 500 млн кубометров предусмотрено для орошения 100 тыс. гектаров посевных территорий на территории Нижнего Карабаха. Однако по причине длительного отсутствия техобслуживания оно находится в аварийном состоянии, что представляет угрозу для 400 тысяч жителей, проживающих в предгорных и центрально-низменных территориях региона.

Азербайджанская сторона неоднократно говорила о том, что Сарсангское водохранилище стало постоянным источником опасности, гуманитарной, экологической и техногенной катастрофы.

Усугубляет ситуацию и тот факт, что 85-90% годового расхода воды Сарсангского водохранилища армяне преднамеренно выпускают в период, когда вода не так нужна – в зимние месяцы, что приводит к затоплению азербайджанских сел вниз по течению.

Летом же, когда расход воды значительно выше, пропускают лишь 10-15% годовой нормы. Это приводит к острой нехватке воды в селах вниз по течению, что создаёт большие проблемы в орошении посевных площадей. В итоге страдает сельское хозяйство, создается экологическая напряжённость.

Речь идет о воде, для сбора которой в 1970-х годах Азербайджанское государство проделало большую работу – строительство Сарсангского водохранилища было осуществлено за счет республиканского бюджета советского Азербайджана.

Принимая во внимание данные факты, в 2016 году ПАСЕ приняла резолюцию №2085 о преднамеренном лишении воды азербайджанского населения, проживающего в приграничных районах, в долине Нижнего Карабаха. Учитывая серьезность этой гуманитарной проблемы, резолюция требует от властей Армении прекратить использование водных ресурсов в качестве инструмента политического давления, а также обеспечить доступ в регион независимых инженеров-гидрологов и возможность проведения там исследований.

В резолюции также отмечается, что водохранилище представляет опасность для всего региона. Ассамблея подчеркивает, что аварийное состояние плотины может привести к крупной катастрофе с огромными человеческими жертвами и, возможно, к новому гуманитарному кризису.
Армения продолжает игнорировать как требования этой резолюции, так и решения других международных структур.


Более того, в начале августа прошлого года лидер марионеточного режима в Нагорном Карабахе Араик Арутюнян объявил о начале «программы по перемещению вод» Сарсангского водохранилища с целью увеличения орошаемых территорий и увеличения объемов урожая сельхозкультур на территории непризнанной «НКР». Свое самоуправство на присвоенных территориях он назвал «проектом века».

28 августа 2020 года армянская сторона умышленно перекрыла реку Инджясу, которая берет начало на армянской территории и далее протекает по территории Газахского района Азербайджана. Это привело к значительному сокращению запасов воды в водохранилище в приграничном с Арменией селе Кемерли Газахского района и неминуемой проблеме с орошением сельхозугодий.

В результате контрнаступления, начавшегося 27 сентября, Азербайджанская армия освободила от оккупации поселок Суговушан, что сделало возможным пропуск воды из Суговушанского водохранилища. Как сообщили в Министерстве экологии АР, тем самым предпринят важный шаг для подачи воды в азербайджанские районы, расположенные в низовьях, а также обеспечения экологического баланса.

Расхищение полезных ископаемых
Нагорный Карабах, находившийся вне зоны контроля Азербайджана в течение многих лет армянской оккупации, представлял собой благодатное поле для незаконной деятельности. Серый бизнес здесь вели как армянские компании, связанные с государственными структурами, так и большое число крупных международных компаний.

Основными направлениями деятельности для них была горнодобывающая промышленность и телекоммуникационный сектор.

И это не удивительно, ведь на территории Карабаха и прилегающих к нему районов имеется более 160 залежей различных ценных металлов, в том числе 5 золотоносных месторождений, 7 ртутных, 2 медных, а также 1 месторождение свинца и цинка, 1 месторождение каменного угля, 6 – алебастра, 4 – вермикулита, 1 – сырья для производства соды, 12 залежей цветных и декоративных камней, 21 – облицовочного камня и т.д.

Эти ресурсы некогда имели большое значение для экономического потенциала Азербайджана, однако в течение многих лет оккупации разграблялись армянами и экспортировались за рубеж. В период оккупации азербайджанская сторона была лишена возможности проводить геологические исследования и использовать богатую минерально-сырьевую базу этих земель.
Если до 2002 года в Армении объем добычи золота не превышал 2 тонн, то уже в 2002 году было добыто 3,2 тонны золота. Только в 2003 году с одного месторождения «Союдлу» было добыто 2 тонны, в 2004 году – 2,5 тонны.
Такие данные предоставил в интервью 1news.az в декабре 2017 года Хикмет Гаджиев, в то время возглавлявший пресс-службу МИД Азербайджана, ныне – помощник Президента.

Наряду с экономическим ущербом, эксплуатация природных ресурсов в Карабахе в период оккупации создала серьезные экологические риски, поскольку незаконные «лицензии» на разработку выдавались компаниям, которые в самой Армении имели плохую экологическую репутацию и ту же хищническую практику переносили на проекты на территории Карабаха, говорится в отчете МИД.

Горнодобывающая промышленность обычно создает сильно загрязненные хвостохранилища, которые требуют специальной очистки. По данным, представленным в отчете за 2016 год, уже на тот период в хвостохранилищах на территории Карабаха находились миллионы тонн отходов, насыщенных тяжелыми металлами и другими опасными веществами. В частности, три хвостохранилища расположены на рудном месторождении возле села Хейвалы (армяне называют его Дрмбоном).

В непосредственной близости от некоторых хвостохранилищ находятся важные водные резервуары, как, к примеру, Сарсангское водохранилище (расположено в непосредственной близости от хвостохранилищ рудника Гызылбулаг).

Хвостохранилище золоторудного месторождения возле села Веджналы в ранее оккупированном Зангиланском районе расположено недалеко от Бешитчайского государственного заповедника.

За 11 лет эксплуатации рудника Гызылбулаг и горно-обогатительного комбината в районе села Хейвалы в двух хвостохранилищах было собрано около 4 млн тонн отходов. При разведке рудника вырублено 20-30 гектаров леса, говорится в отчете.

Незаконная эксплуатация карабахских недр отражена и на спутниковых снимках госкомпании Azercosmos. Многие из снимков, представленных в отчете за 2019 год, наглядно показывают, что незаконная деятельность велась не только на территории самого Нагорного Карабаха, но и на территории прилегающих к нему районов, где армянское население никогда не проживало.

К примеру, среди прочего в отчете есть снимки хвостохранилища, образованного в результате эксплуатации медно-золотого рудника Гызылбулаг в районе села Хейвалы (Кяльбаджарский район), зафиксировано расширение хвостохранилища в результате эксплуатации медно-молибденового месторождения Демирли (Тертерский район), а также вырубка леса в рамках горнодобывающей деятельности в районе села Чардахлы (Тертерский район).
Как говорится в отчете МИД, деградация окружающей среды на ранее оккупированных территориях шла столь беспрепятственно и такими быстрыми темпами, что даже экологические организации Армении стали бить тревогу. Среди них Всеармянский экологический фронт (PAEF).
Также в 2012 году армянский журналист Армине Наринян писала о гибели рыбы в Сарсангском водохранилище в результате утечки цианидов с рудника близ Хейвалы.

Район расположен в сейсмоактивной зоне, поэтому в результате возможного землетрясения или некоторых других природных или техногенных катаклизмов токсичные отходы из структурно небезопасных хвостохранилищ при рудниках могут с легкостью просочиться в водохранилище.

В упомянутом выше отчете МИД АР говорится о документально подтвержденных свидетельствах того, что воды рек Сюникского района Армении, загрязненные отходами Капанского горно-обогатительного комбината, Зангезурского медно-молибденового комбината и хвостохранилища «Арцваник», впадают в трансграничную реку Охчучай, которая протекает по Зангиланскому району и впадает в реку Араз, создавая экологические риски для ряда населенных пунктов Азербайджана, расположенных ниже по течению.

Об экологической безответственности при эксплуатации природных недр в Карабахе писали и армянские СМИ. К примеру, издание Hetq в декабре прошло года рассказывало о компании Base Metals – дочерней компании армянского конгломерата Vallex Group, ключевого игрока горнодобывающей индустрии Армении, долгие годы обеспечивавшего до 35% всех отчислений в бюджет непризнанной «НКР».

Base Metals начала разработку Кашенского медно-молибденового рудника на севере Нагорного Карабаха (недалеко от города Агдере) в 2013 году, после того как другие источники меди на территории Карабаха были истощены. Предыдущим проектом компании был рудник золота и меди в 40 км от Кашена – в селе Хейвалы (армянское название – Дрмбон). Рудник был практически полностью истощен за 10 лет эксплуатации.

Ярким примером негативного экологического имиджа компании Vallex Group может послужить история разработки ею месторождения Техут на севере Армении, около границы с Грузией.

Именно нарушение компанией природоохранного законодательства, после многочисленных акций протеста, стало причиной приостановки софинансирования проекта одним из зарубежных кредиторов – в 2017 году Государственное кредитное агентство Дании приняло решение отозвать гарантии экспортных кредитов операторам шахт на месторождении Техут, обвинив частного владельца в несоблюдении экологических стандартов.

В заявлении об отмене кредита для Техутского рудника Государственное кредитное агентство Дании отмечает наличие проблем с загрязнением воды в районе добычи, с сейсмоустойчивостью дамбы хвостохранилища рудника, а также плохие условия труда. Hetq также подчеркивает, что в районе рудника было вырублено около 140 гектаров леса. Издание приводит и слова сотрудника компании Vallex Давида Тадевосяна, который открыто заявил о нескольких случаях, когда вода из хвостохранилища сбрасывалась в реку, что, однако, по его словам, «никак не влекло загрязнение реки».
Председателем группы компаний Vallex является российско-армянский бизнесмен Валерий Межлумян – один из тех бизнес-магнатов, между которыми до недавнего времени были поделены основные доходные сферы в Нагорном Карабахе. В декабре 2014 года Межлумян был лично награжден бывшим президентом Армении Сержем Саргсяном медалью за «заслуги перед родиной».

В целом, по данным Hetq, горнодобывающая промышленность в 2019 году составила 13,7% ВВП непризнанного режима, или около 47 млрд драмов (97,6 млн долларов). По данным издания Asbarez, карабахские рудники были главным двигателем экономического роста сепаратистского образования в последние несколько лет. Только с января по сентябрь 2017 года был зарегистрирован рост в 7%.

Разграбляя природные богатства, опустошая присвоенные территории Азербайджана и вовлекая в это преступление иностранные компании, Армения стремилась утвердить факт оккупации и подпитывала свои надежды на возможность международного признания оккупационного режима. За счет разработки природных ресурсов Нагорного Карабаха на протяжении десятилетий обогащалась и сама армянская элита.

Теперь, когда марионеточный режим утратил контроль над над территориями, которые ранее держал под оккупацией, а операции Base Metals оказались парализованы, Валерий Межлумян и его «партнеры» по разграблению Карабаха – исполнительный директор Base Metals Артур Мкртумян, инвестор Vallex Group, гражданин Швейцарии Вартан Сирмакес – объявлены в международный розыск по обвинению в незаконной предпринимательской деятельности со стороны Генеральной прокуратуры Азербайджана.


Гейдар Алиев в окружении сторонников
Расхищение полезных ископаемых
Данные последних лет говорят об увеличении фактов роста роли Армении в контрабанде ядерных и радиоактивных материалов, а также отходов ядерного топлива, что повышает вероятность захоронения радиоактивных отходов на ранее оккупированных территориях как в серой зоне, до недавнего времени находившейся вне контроля Азербайджана.
Группы, занимавшиеся контрабандой радиоактивных материалов с участием граждан Армении, неоднократно подвергались разоблачению в соседних странах, в частности, на границе с Грузией. Один из таких случаев произошел в ноябре 2011 года, когда армянские спецслужбы арестовали четырех человек, продавших иностранному покупателю радиоактивный элемент стронций, который может быть использован при создании «грязной бомбы». Еще двое армян были арестованы по схожему делу в апреле 2012-го.

В 2010 году лица армянской национальности были арестованы по обвинению в контрабанде обогащенного урана в Грузии. В том же году грузинская полиция арестовала еще четырех человек по подозрению в попытке продать радиоактивное вещество цезий-137 – один из основных компонентов радиоактивного загрязнения биосферы. По данным на 2016 год, в тюрьмах Грузии содержались пятеро армян, обвиненных в контрабанде радиоактивных веществ.

Незаконный оборот ядерных материалов представляет угрозу не только региону, но и всему миру из-за риска их использования при разработке дешевого аналога ядерного оружия. В период 44-дневной Отечественной войны в Армении неоднократно звучали призывы использовать радиоактивные отходы от Мецаморской атомной станции в военных целях против Азербайджана.

В начале ноября 2020 года армянский политолог, председатель центра «Партнерство для демократии» Степан Даниэлян предложил разнести по Карабаху отходы атомной электростанции Мецамора. В конце того же месяца на странице армянского издания Asbarez была опубликована статья, автор которой Степан Алтунян рассуждал о том, что пора применить против Азербайджана «грязные бомбы» и «превратить Баку в радиоактивную пустошь».

Обсуждения продолжились и после достижения соглашения о полном прекращении огня.

12 января 2021 года возможности использования радиоактивных отходов Мецаморской атомной электростанции в военных целях против Азербайджана стала темой обсуждения на более высоком уровне – на заседание парламентской комиссии Армении по региональным вопросам и евразийской интеграции, сообщало армянское издание News.am.

Технической возможностью такого варианта действий поинтересовался депутат от партии «Процветающая Армения» Микаел Мелкумян, возглавляющий вышеупомянутую комиссию. В ответ замминистра территориального управления и инфраструктуры Армении Акоп Варданян заявил, что теоретически это всегда возможно, пояснив, что в данном случае речь может идти лишь о радиоактивном топливе, которое хранится на сухих складах. При этом замминистра затруднился ответить на вопрос, способна ли Армения осуществить технологический прорыв для реализации указанной цели.

Армянская сторона за годы оккупации не предоставляла странам-соседям никакой информации касательно способа и места захоронения ядерных отходов. Этот факт не позволяет исключить, что захоронение могло происходить на территории Нагорного Карабаха как серой зоны вне международного права.

Мецаморская атомная электростанция в Армении, которая является источником радиоактивных отходов, сама по себе вызывает опасения у всего международного сообщества, поскольку давно устарела по своим техническим характеристикам (построена в 1976 году). Евросоюз неоднократно выражал обеспокоенность по этому поводу и предлагал постепенный вывод АЭС из эксплуатации в счет компенсации. Этот пункт является и одним из приоритетных целей Плана действий стран Восточного партнерства ЕС.

Основные этапы массовой депортации азербайджанцев из Армении
1
1918-1920


2
1948-1953


3
1988-1991
introduction
About Our Methods
We are Amsterdam-based marketing consultants specializing in fitness and sports brands. We are constantly in touch with the markets of tomorrow and build business proposals for growing companies. We are currently open to job offers.
В статье №42 Соглашения о расширенном и всеобъемлющем партнерстве между Арменией и ЕС от 2017 года среди условий сотрудничества в энергетической сфере упоминается необходимость закрытия и безопасного вывода из эксплуатации Мецаморской АЭС для обеспечения энергетической безопасности региона. В документах ЕС отмечалось, что АЭС в Армении невозможно модернизировать до соответствия международным требованиям ядерной безопасности.

Опасности эксплуатации устаревшей Мецаморской АЭС посвящена статья в научном журнале National Geographic от апреля 2011 года. Отмечается, что в случае чрезвычайного происшествия на станции серьезно пострадает не только Армения, но и страны Южного Кавказа и Ближнего Востока, учитывая, что АЭС расположена в 120 км от Азербайджана и Грузии, в 60 км от Ирана и всего в 16 км от Турции. Увеличивает риски и локация станции в сейсмически активной зоне.

Правительство Армении до сих пор не предприняло каких-либо действий в этом направлении – срок эксплуатации АЭС продлен до 2026 года.

Таким образом, Армения продолжает ставить под угрозу экологическую безопасность всего региона.